Тютчев Фёдор

Тютчев Фёдор Иванович (23 ноября 1803 — 15 июля 1873, ) — русский поэт, дипломат, консервативный публицист, член-корреспондент Петербургской АН с 1857 года.

Тютчев. Декабрьское утро

 

 На небе месяц — и ночная
Еще не тронулася тень,
Царит себе, не сознавая,
Что вот уж встрепенулся день, —

Что хоть лениво и несмело
Луч возникает за лучом,
А небо так еще всецело
Ночным сияет торжеством.

Но не пройдет двух-трех мгновений,
Ночь испарится над землей,
И в полном блеске проявлений
Вдруг нас охватит мир дневной...

 

Тютчев. Осенний вечер

Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть!..
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев томный, легкий шелест,
Туманная и тихая лазурь
Над грустно-сиротеющей землею
И, как предчувствие сходящих бурь,
Порывистый, холодный ветр порою,
Ущерб, изнеможенье - и на всем
Та кроткая улыбка увяданья,
Что в существе разумном мы зовем
Божественной стыдливостью страданья!

Тютчев. На возвратном пути
            I


Грустный вид и грустный час-
Дальний путь торопит нас...
Вот, как призрак гробовой,
Месяц встал - и из тумана
Осветил безлюдный край...
    Путь далек - не унывай...


Ах, и в этот самый час,
Там, где нет теперь уж нас,
Тот же месяц, но живой,
Дышит в зеркале Лемана...
Чудный вид и чудный край-
    Путь далек - не вспоминай...


            II


Родной ландшафт... Под дымчатым навесом
    Огромной тучи снеговой
Синеет даль - с ее угрюмым лесом,
    Окутанным осенней мглой...
Все голо так - и пусто-необъятно
    В однообразии немом...
Местами лишь просвечивают пятна
    Стоячих вод, покрытых первым льдом.


Ни звуков здесь, ни красок, ни движенья-
    Жизнь отошла - и, покорясь судьбе,
В каком-то забытьи изнеможенья,
    Здесь человек лишь снится сам себе.
Как свет дневной, его тускнеют взоры,
    Не верит он, хоть видел их вчера,
Что есть края, где радужные горы
    В лазурные глядятся озера...

Тютчев. Успокоение

 

Гроза прошла - еще курясь, лежал
 Высокий дуб, перунами сраженный,
И сизый дым с ветвей его бежал
 По зелени, грозою освеженной.
А уж давно, звучнее и полней,
Пернатых песнь по роще раздалася
 И радуга концом дуги своей
 В зеленые вершины уперлася.

Тютчев. "Не остывшая от зною..."

 

Не остывшая от зною,
Ночь июльская блистала...
И над тусклою землею
 Небо, полное грозою,
Всё в зарницах трепетало...

Словно тяжкие ресницы
 Подымались над землею,
И сквозь беглые зарницы
 Чьи-то грозные зеницы
 Загоралися порою...

Тютчев. Полдень

Лениво дышит полдень мглистый,
Лениво катится река,
В лазури пламенной и чистой
Лениво тают облака.


И всю природу, как туман,
Дремота жаркая объемлет,
И сам теперь великий Пан
В пещере нимф покойно дремлет.

Тютчев. Первый лист

Лист зеленеет молодой.
Смотри, как листьем молодым
Стоят обвеяны березы,
Воздушной зеленью сквозной,
Полупрозрачною, как дым...


Давно им грезилось весной,
Весной и летом золотым,-
И вот живые эти грезы,
Под первым небом голубым
Пробились вдруг на свет дневной...


О, первых листьев красота,
Омытых в солнечных лучах,
С новорожденною их тенью!
И слышно нам по их движенью,
Что в этих тысячах и тьмах
Не встретишь мертвого листа.

Вечер

Как тихо веет над долиной
Далекий колокольный звон,
Как шум от стаи журавлиной,-
И в звучных листьях замер он.


Как море вешнее в разливе,
Светлея, не колыхнет день,-
И торопливей, молчаливей
Ложится по долине тень.

Тютчев. Море и утес
 
 


   И бунтует и клокочет,
   Хлещет, свищет и ревет,
   И до звезд допрянуть хочет,
   До незыблемых высот...
 5 Ад ли, адская ли сила
   Под клокочущим котлом
   Огнь геенский разложила -
   И пучину взворотила
   И поставила вверх дном?

10 Волн неистовых прибоем
   Беспрерывно вал морской
   С ревом, свистом, визгом, воем
   Бьет в утес береговой, -
   Но спокойный и надменный,
15 Дурью волн не обуян,
   Неподвижный, неизменный,
   Мирозданью современный,
   Ты стоишь, наш великан!

   И озлобленные боем,
20 Как на приступ роковой,
   Снова волны лезут с воем
   На гранит громадный твой.
   Но о камень неизменный
   Бурный натиск преломив,
25 Вал отбрызнул сокрушенный,
   И струится мутной пеной
   Обессиленный порыв...

Тютчев. Снежные горы

 Уже полдневная пора
 Палит отвесными лучами,—
И задымилася гора
 С своими черными лесами.

Внизу, как зеркало стальное,
Синеют озера струи,
И с камней, блещущих на зное,
В родную глубь спешат ручьи.

И между тем как полусонный
 Наш дольний мир, лишенный сил,
Проникнут негой благовонной,
Во мгле полуденной почил,—

Горе, как божества родные,
Над издыхающей землей
 Играют выси ледяные
 С лазурью неба огневой.

Тютчев. День и ночь

На мир таинственный духов,
Над этой бездной безымянной,
Покров наброшен златотканый
Высокой волею богов.
День — сей блистательный покров
День, земнородных оживленье,
Души болящей исцеленье,
Друг человеков и богов!

Но меркнет день — настала ночь;
Пришла — и, с мира рокового
Ткань благодатную покрова
Сорвав, отбрасывает прочь...
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами —
Вот отчего нам ночь страшна!

Утро в горах

 Лазурь небесная смеется,
Ночной омытая грозой,
И между гор росисто вьется
 Долина светлой полосой.

Лишь высших гор до половины
 Туманы покрывают скат,
Как бы воздушные руины
 Волшебством созданных палат.

Тютчев. «Смотри, как запад разгорелся...»

Смотри, как запад разгорелся
Вечерним заревом лучей,
Восток померкнувший оделся
Холодной, сизой чешуей!
В вражде ль они между собою?
Иль солнце не одно для них
И, неподвижною средою
Деля, не соединяет их?

Лебедь 

 Пускай орел за облаками
 Встречает молнии полет
 И неподвижными очами
 В себя впивает солнца свет.

Но нет завиднее удела,
О лебедь чистый, твоего -
И чистой, как ты сам, одело
 Тебя стихией божество.

Она, между двойною бездной,
Лелеет твой всезрящий сон -
И полной славой тверди звездной
 Ты отовсюду окружен.

Тютчев. Зима недаром злится...

 

Зима недаром злится,
Прошла ее пора -
Весна в окно стучится
 И гонит со двора.

И все засуетилось,
Все нудит Зиму вон -
И жаворонки в небе
 Уж подняли трезвон.

Зима еще хлопочет
 И на Весну ворчит.
Та ей в глаза хохочет
 И пуще лишь шумит...

Взбесилась ведьма злая
 И, снегу захватя,
Пустила, убегая,
В прекрасное дитя...

Весне и горя мало:
Умылася в снегу,
И лишь румяней стала,
Наперекор врагу.

Летний вечер

 Уж солнца раскаленный шар
 С главы своей земля скатила,
И мирный вечера пожар
 Волна морская поглотила.

Уж звезды светлые взошли
 И тяготеющий над нами
 Небесный свод приподняли
 Своими влажными главами.

Река воздушная полней
 Течет меж небом и землею,
Грудь дышит легче и вольней,
Освобожденная от зною.

И сладкий трепет, как струя,
По жилам пробежал природы,
Как бы горячих ног ея
 Коснулись ключевые воды.

Тютчев. Весенние воды

Еще в полях белеет снег,
А воды уж весной шумят-
Бегут и будят сонный брег,
Бегут и блещут и гласят...


Они гласят во все концы:
"Весна идет, весна идет!
Мы молодой Весны гонцы,
Она нас выслала вперед!"


Весна идет, весна идет,
И тихих, теплых майских дней
Румяный, светлый хоровод
Толпится весело за ней!..

Тютчев. Весенняя гроза 

Люблю грозу в начале мая,
Когда весенний, первый гром,
как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.

Гремят раскаты молодые,
Вот дождик брызнул, пыль летит,
Повисли перлы дождевые,
И солнце нити золотит.

С горы бежит поток проворный,
В лесу не молкнет птичий гам,
И гам лесной и шум нагорный -
Все вторит весело громам.

Ты скажешь: ветреная Геба,
Кормя Зевесова орла,
Громокипящий кубок с неба,
Смеясь, на землю пролила.

Тютчев. Альпы

Сквозь лазурный сумрак ночи
Альпы снежные глядят;
Помертвелые их очи
Льдистым ужасом разят.
Властью некой обаянны,
До восшествия Зари,
Дремлют, грозны и туманны,
Словно падшие цари!..

Но Восток лишь заалеет,
Чарам гибельным конец-
Первый в небе просветлеет
Брата старшего венец.
И с главы большого брата
На меньших бежит струя,
И блестит в венцах из злата
Вся воскресшая семья!..

Весна

 

   Как ни гнетет рука судьбины,
   Как ни томит людей обман,
   Как ни браздят чело морщины
   И сердце как ни полно ран;
   Каким бы строгим испытаньям
   Вы ни были подчинены, -
   Что устоит перед дыханьем
   И первой встречею весны!

   Весна... она о вас не знает,
   О вас, о горе и о зле;
   Бессмертьем взор ее сияет,
   И ни морщины на челе.
   Своим законам лишь послушна,
   В условный час слетает к вам,
   Светла, блаженно-равнодушна,
   Как подобает божествам.

   Цветами сыплет над землею,
   Свежа, как первая весна;
   Была ль другая перед нею -
   О том не ведает она:
   По небу много облак бродит,
   Но эти облака ея;
   Она ни следу не находит
   Отцветших весен бытия.

   Не о былом вздыхают розы
   И соловей в ночи поет;
   Благоухающие слезы
   Не о былом Аврора льет, -
   И страх кончины неизбежной
   Не свеет с древа ни листа:
   Их жизнь, как океан безбрежный,
   Вся в настоящем разлита.

   Игра и жертва жизни частной!
   Приди ж, отвергни чувств обман
   И ринься, бодрый, самовластный,
   В сей животворный океан!
   Приди, струей его эфирной
   Омой страдальческую грудь -
   И жизни божеско-всемирной
   Хотя на миг причастен будь!

Тютчев. Листья


Пусть сосны и ели
Всю зиму торчат,
В снега и метели
Закутавшись, спят,-
Их тощая зелень,
Как иглы ежа,
Хоть ввек не желтеет,
Но ввек не свежа.


Мы ж, легкое племя,
Цветем и блестим
И краткое время
На сучьях гостим.
Все красное лето
Мы были в красе-
Играли с лучами,
Купались в poce!..


Но птички отпели,
Цветы отцвели,
Лучи побледнели,
Зефиры ушли.
Так что же нам даром
Висеть и желтеть?
Не лучше ль за ними
И нам улететь!


О буйные ветры,
Скорее, скорей!
Скорей нас сорвите
С докучных ветвей!
Сорвите, умчите,
Мы ждать не хотим,
Летите, летите!
Мы с вами летим!..